пятница, 26 февраля 2016 г.

Засунь свои извинения в украинский флаг и заверни их в восемь слоев.


Про трагедию в Одессе 2 мая было сказано уже много. И я о ней говорил:
"Когда сожгли людей, в этот же день, на следующий, на многих форумах выблядки восторгались "жаренными людьми". Эти ублюдки восхищались собой, какие они "крутые". На мои замечания, что завтра же они обоссуться от своих слов, вызывали у них, мягко говоря, смех и гневные тирады. Нелюди реально бесновались в экстазе. Через день, почти все комментарии исчезли. Обоссавшиеся суки, начали стирать все у себя в соц сетях, на форумах, начали прятаться, где только можно. Многие уехали прятаться в ненавистную им Россию к родственникам.
Все знают, как себя ссыкуны начали оправдывать - да, там не было украинцев, одни российские агенты, да, они первые начали, да, они сами себя сожгли, да я не стрелял, у меня холостые патроны были...да я только спасал..зеленкой мазал...Да и вообще мы ничего, никогда не писали и нас там не было..это все вата придумала. От себя не спрячетесь, до конца своих коротких дней будет вспоминать то, что сделали и ссаться!!! Многих уже нет в живых, кто попрыгал с высотных зданий, кто был зарезан у собственных подъездов, кто повесился, кто сдох в мучениях от страшных болезней, кто сгинул в зоне АТО, кто сейчас корчится в инвалидных колясках. И это, недочеловеки, еще не конец! За вами будут охотится "свои", чтобы избавится от свидетелей будущего трибунала. За вами будут охотится "чужие", чьих родственников, друзей, близких вы сожгли. Вам хана, при любом раскладе. А если, кто из вас доживет до пенсии, будет трястись всю жизнь, чтобы дети и внуки не узнали, что за выблядком ты был 2 мая 2014 года. А потом знать, что попадешь в ад!!!"
И вот сегодня, мне попалось мнение автора "Русского Обозревателя" Елены Чаусовой по поводу некоторых комментариев той трагедии, а именно менеджера правозащитного направления «Открытой России» Полины Немировской:

«Пошли вы на ... со своей скорбью по ватникам это было не убийство а естественный отбор нечего было из своих псковов ехать воевать»

При этом, через 2 года, эта так сказать, правозащитница извинилась за свой пост 2-ух годичной давности.

«Я жалею, что написала этот твит, он был эмоционален, и я за него много раз извинилась»

Ее защитники тоже пишут,  что во время написания твита Полине было всего 18 лет (теперь ей 20) и она за него  извинилась.

И вот ответ Елены Чаусовой, как бальзам на душу по поводу всех этих бесновавшихся 2 мая выблядков. Особенно эта его часть:
Вадиму Папуре было семнадцать. Он уже ни слова не напишет, никуда не поедет и ничего не сделает.
Ему кто-нибудь дал право хоть на что-нибудь и возможность хоть для чего-нибудь? Нет? Так с чего бы вдруг теперь надо давать что-либо дуре, которая гагакала над его трупом?
Полностью ее ответ:
Елена Чаусова: Все, кто соберется каяться и извиняться, могут завернуть свои извинения в восемь слоев в украинский флаг.
Я ждала этого социально-гуманитарного аттракциона с лета 2014 года — и вот он начался!
Авторы прочувствованных опусов про «жареныеколорады» и «самисебясожгли» поняли, что они «погорячились», и «извинились» — и теперь, значит, широкая общественность должна дать человеку право на ошибку и возможность раскаяться. 
Я за всех говорить не могу, но что касается лично меня — то Полина Немировская конкретно и все остальные, кто соберется каяться и извиняться, с моей сугубо личной точки зрения, могут свои извинения завернуть в восемь слоев в украинский флаг и пройти с ними куда-нибудь на Западенщину. То есть, прошу меня простить, в Западенщину.
Полине было восемнадцать, ох ты ж боже ты мой. Полина пишет извинения, разъезжает по конференциям и пускает трогательную слезку в соцсетях.
Вадиму Папуре было семнадцать. Он уже ни слова не напишет, никуда не поедет и ничего не сделает.
Ему кто-нибудь дал право хоть на что-нибудь и возможность хоть для чего-нибудь? Нет? Так с чего бы вдруг теперь надо давать что-либо дуре, которая гагакала над его трупом? 

Комментариев нет:

Отправка комментария